Знакомство с незнакомцем книга

Книга Время для знакомства с незнакомцем (СИ) - Автор Ночина Марина - читать онлайн

знакомство с незнакомцем книга

А нужна ли нам такая любовь, когда мы сами не знаем чего хотим и кого любим? Стоит ли жить ради одного человека, кода мечтаешь о свободе?. Время для знакомства с незнакомцем читать онлайн. А нужна ли нам такая любовь, когда мы сами не знаем чего хотим и кого любим Стоит ли жить. Если ты читаешь этот текст, то книга "Время для знакомства с незнакомцем" Ночина Марина небезосновательно привлекла твое внимание. Попытки.

Но это было только в первые секунды, а сейчас мне действительно бы всё равно. Я даже, заснула под этим поглаживанием и проснулась только тогда, когда в глаза ударил яркий свет, подскочив на сидении так резко, что ударилась о крышу машины. А в этот момент за нами уже закрылись высокие кованые ворота, врезанные в наверно трёхметровый каменный забор, перекрывая мне даже надежду на спасение. Что он со мной сделает? Трахнет пару раз, а потом выбросит где подобрал или в ближайшей канаве с перерезанным горлом?

Но для последнего варианта он слишком богат и пока что манерен. Богатенькому избалованному мальчику надоело его светское общество, и он решил немного развлечься. Лучше так, чем раздвигать ноги перед тем подонком, которого я называла любимым. Рука сама сжалась в кулак, желая влепить своему парню… поправка — бывшему парню, ещё одну пощёчину. Этот внутренний порыв не укрылся от взгляда моего похитителя, его рука от шеи вернулась к ладони и снова ненавязчивая ласка. Недолгая поездка по полутемному парку и снова свет, но уже приглушенный, я бы сказала — таинственный, излучаемый окнами его дома.

Только первый этаж и то несколько комнат вокруг двухметровой деревянной двери. И фонарь — маячок нависающий слева от входа. Но и этого хватало, чтобы нагнать на меня новую волну какого-то мистического страха. Первыми вышел водитель и второй, предположительно его телохранитель. Дверь автомобиля он открыл сам, тяня меня за собой на холодный осенний ночной воздух.

Но теперь его рука, только что, так нежно поглаживающая моё запястье превратилась в стальную хватку оков, плотно сжавшую руку. Вот только, я не собиралась сопротивляться. Мой похититель перекинулся парой фраз с водителем, и тот сел в машину, куда-то уехав, а меня как на поводке потащил в дом.

Траурную процессию замыкал его телохранитель. Его плечи, закутанные в пальто зло дернулись, но он промолчал. Входная дверь, как и в машине, открылась сама, точнее не сама, только когда я заходила в дом, увидела средних лет мужчину в смокинге.

Явно дворецкий, причём не в первом поколении. Похититель что-то сказал ему, опять же по-французски, дворецкий коротко кивнул и, дождавшись, когда амбал телохранитель войдет в дом, закрыл дверь. Проводив меня чуть заинтересованным взглядом, он взял пальто своего хозяина и вместе с телохранителем, тихо и непонятно для меня переговариваясь, ушёл. Единственное слово, которое я поняла, было сказано на моём языке, на русском — "красивая".

Его с улыбкой сказал дворецкий, когда они с амбалом скрылись за аркой какой-то комнаты. А меня без лишних разговоров дернули за руку, побуждая двигаться. Я даже не успела толком рассмотреть этот огромный, с всю мою квартиру светло — бежевый холл, как меня уже тащили дальше правда, я не особо-то и сопротивляласьпо гладкой мраморной лестнице в два проёма, на которой я трижды чуть не упала, если бы, не рука моего похитителя.

Поднявшись то ли на второй, то ли на третий этаж, мы пошли по длинному коридору в таких же тонах, как и холл, только тут этот беж, смотрелся совсем не к месту. Ни картины, ни ниши с вазой, сплошные голые стены. И где бы мы не проходили, над нами вспыхивали лампы, за четыре — пять метров впереди и через столько же гасли, стоило нам пройти.

Мы миновали почти весь коридор, прежде чем он остановился перед простой такой же бежевой и, кажется, единственной дверью на этаже. Щёлкнул замок и я, ведомая его рукой, зашла следом. Замок снова щелкнул, окончательно ограждая меня от мира, похоже у него был какой-то брелок дистанционного управления. И это даже к лучшему. Не хочу сейчас видеть улыбающиеся лица, слышать смех. Как он мог меня так предать, при этом нагло лгя прямо в глаза? В комнате, до этого пустой и тёмной вспыхнул яркий свет, ослепляя меня, заодно выводя из воспоминаний о сегодняшнем вечере, когда я застала любимого мужчину в моей же постели с другой… И тут же яркость сменилась легким полумраком, но и тот прекрасно давал рассмотреть всё.

Кто бы сомневался… Комната не меньше холла по своим размерам, если не больше, но с более низкими потолками и каким-то домашним уютом. Хотя посмотреть, сколько у него денег, то, скорее всего это и было дерево, какой-нибудь редкой породы.

Пушистый белый ковер по всему полу, несколько огромных люстр — имитаций под подсвечники со свечами и множество таких же бра по стенам, в данный момент горевших через. Плазма во всю стену, одно окно от пола до потолка, виднеющееся за тяжелой зелёной занавеской, большой посменный стол с закрытым ноутбуком на нём, кожаное кресло и золотая настольная лампа с тряпочным абажуром под цвет занавески.

Пара соседствующих дверей в дальнем углу, небольшой камин с едва тлеющими углями и ровная куча поленьев сложенная почти у самого входа. И да, самое интересное — кровать в рыцарском стиле посреди комнаты, в данный момент с поднятым темно бардовым балдахином.

Рядом с кроватью стоял он, точнее не стоял, а неспешно раздевался, расстегивая пуговицы на фирменной и явно дорогущей чёрной рубашке, его пиджак темной неприглядной кучей уже валялся на полу. У меня перехватило дыхание, когда я, наконец, смогла рассмотреть своего похитителя. Высокий, тёмные, ещё бы несколько тонов и чёрные волосы, сильно отросшего ёжика, тело завсегдатого спортсмена, открываемое распахнутой рубашкой, которая только что полетела на пол.

Аристократическое лицо, строгая линия идеальных губ, небольшой бумеранговидный шрам над левой бровью. И я, вконец испуганная, в дешевом пальтишке, в замызганных прошлогодних замшевых полусапожках, тошей фигурой под пальто, с растрепанными тёмно русыми волосами чуть ниже середины спины, начавшими обветрятся губами и блеклыми серыми глазами. А вот его глаза… Он почти вплотную подошёл ко мне, так же неспешно расстегивая и моё пальто, насквозь прожигая своими светло коричневыми, с выделяющимся насыщенно — зелёным ободком, глазами.

Пальто соскользнуло с моих плеч повинуясь его рукам, а сами руки легли мне на талию. При этом нечаянно задев ладонью его плечо.

Мужчина хмыкнул, смотря на мои руки. Я на подкашивающихся ногах кинулась в ванну, захлопывая за собой дверь, и тут же съехала по ней на пол, а из глаз сами собой брызнули слёзы. Чтобы я не говорила и каким бы ослепительно красивым и манящим он не был, я не хочу, чтобы он меня насиловал. Я хочу домой, в свою маленькую и уютную пустую квартирку, в свою крова… Стоп! Именно в эту чёртову квартиру, я и не хочу!

Воспоминания снова нахлынули на меня, заставляя до боли закусить губы, чтобы не завыть в голос. И мне опять стало всё равно, что меня сейчас поимеет незнакомый мужик, насильно привезший меня сюда ради забавы.

Я поднялась с тёплого пола. Кто бы сомневался, что в таком домище не будет полов с подогревом даже в ванне, особенно в ванне. Обернувшись чтобы закрыться на щеколду, мало ли что ему придёт на ум, и он захочет развлечься прямо в ванной, но ни щеколды, ни даже ручки, я не нашла.

У меня в квартире одна комната, большой такой зал и то он был бы меньше этой ванны. Интересно, что же тогда скрывает вторая дверь? Я бы не удивилась, если учесть, что это была единственная комната на всем этаже, по крайней мере, в этой стороне коридора. Тёмно — зелёный кафель, опять этот цвет, цвет радужки его глаз и как он ему идёт, с мелкими белыми прожилками в виде молний на полу, более светлый на стенах, совсем зёленая, почти чёрная сантехника, в наличии унитаза, раковины, огромного джакузи и душевой кабинки.

Прозрачный шкаф с различными пузырьками, баночками и прочей фигнёй и стилаж с полотенцами. Уже проглядывается стиль — много места и минимум мебели. Какой минималист с уклоном в комплекс Наполеона.

Не долго думая я скинула сапоги, вылезла из лёгкого свитера, старых изрядно потертых джинс, временами опасливо поглядывая на дверь, но в неё никто не пытался ломиться, учитывая, что она даже не заперта. Оставшись в смешных синих носках с желтыми утятами и чёрном кружевном белье, я несмело подошла к последней детали ванной, которую не назвала — огромному в пол стены и от пола до потолка зеркалу, пугаясь своего собственного отражения.

Действительно размазанная по лицу косметика не красит даже самых красивых женщин, впрочем, к ним, я себя никогда и не причисляла. И всё равно, мой внешний вид, мне жутко не понравился. И что только имел в виду дворецкий, назвав меня красивой?

Но видимо, этого богатенького Буратино потянуло на экзотику или уж скорее на экстрим. Смерив, своё отражение презрительным взглядом, я окончательно рассталась с одеждой и влезла в душевую кабину, тут же впадая в ступор.

Вместо обычных кранов у кабинки имелась сенсорная панель, которая привела меня ещё в больший ужас, чем даже моё отражение в зеркале. Я и телефоном-то до сих пор пользуюсь простеньким, стареньким, черно — белым, а тут. У меня даже возникла шальная мысль, а не позвать ли мне кареглазого на помощь. Но я быстро отмела такой вариант как страшный сон и спустя минут десять всё же смогла насладиться горячим душем.

Всё оказалось куда проще, чем казалось на первый взгляд. Из кучи разных настроек и режимов я выбрала вертикальный горячий ливень и, обхватив колени руками, сидела на полу кабинки, согреваясь в струях воды. В душ ко мне, так никто и не ворвался, сколько бы я не косилась на дверь, зато, как дура вздрагивала от малейшего показавшегося мне шума. И даже горячая вода не давала расслабления и отдыха. А какое тут может быть расслабление, когда стоит мне только выйти отсюда, как мне раздвинут ноги и хорошенько отымеют.

И в его сексуальных способностях я ни секунды не сомневаюсь. А впрочем, к чёрту всё, пускай имеет, мне ведь всё равно.

знакомство с незнакомцем книга

Мне сейчас слишком тошно и даже струи воды не могут смыть с меня всю ту гадость, его руки, его поцелуи, его ложь за все те пол года, что мы провели. Ну вот опять ударилась в воспоминания… Я закрыла глаза, глубоко вздохнула, поднимаясь с пола, выключила воду и вышла из кабинки, тут же заворачиваясь в огромное мягкое полотенце. Вытираться не стала, только чуть промокнула волосы и, задержав дыхание, как перед прыжком в воду, толкнула дверь, врываясь в полутемную комнату.

Только разум как-то философски — флегматично констатировал — изнасилует — хоть получу удовольствие, а убьёт, так вообще ни о чём больше плакаться не придется. Он, в одних спортивных штанах сидел у камина, подбрасывая ровные, как на подбор поленья в огонь, точнее угли, что остались, видимо, уже не от одной такой растопки.

Сколько же я просидела в ванной? На секунду застыв в дверном проёме и тут же поймав на себе его заинтересованный взгляд, я чуть ли не бегом добралась до кровати, ныряя под одеяло. Мокрые волосы и насквозь промокшее полотенце немедленно дали о себе знать, холодком пробежав по всему телу. И я снова начала дрожать, даже тёплое толстое одеяло не помогало согреться.

Лежала, тряслась и прислушивалась к звукам, но, наверно, так старательно вслушивалась, что не услышала, как он подошёл. Край одеяла приподнялся, впуская ко мне прогретый камином воздух, но даже этого тепла не хватило, чтобы согреть. Только горячая рука, проскользившая по моей спине и которая, наверное, должна была согреть, заставила дрожать ещё сильнее. Он совершенно спокойно приподнял меня одной рукой, другой стянул насквозь промокшее полотенце, отбрасывая то подальше, и снова накрыл одеялом.

И действительно, так стало теплее, особенно от его горячего тела, так сильно прижатого сзади к моему, как будто он укрыл меня тёплым коконом. А его обжигающее дыхание на моей шее вперемешку с мокрыми локонами моих волос… По телу вновь пробежали мурашки, только теперь ими руководил не страх, а возбуждение.

На мгновенье показалось, что он хочет впитать моё тело в себя, но лишь на мгновение, пока его рука до этого спокойно лежавшая у меня поперёк живота не скользнула на бедро, а потом… Я закусила губы, чтобы не застонать от такой наглости, неожиданности, ласки. Его рука накрыла лобок, чуть протиснув пальцы между ног, но на этом остановилась.

И я снова чуть не застонала, на этот раз от разочарования, что он не пошёл. Не знаю, понял ли он что-нибудь, но лишь усмехнулся, ещё раз обдавая горячим дыханием мой затылок. А я лежала, в объятьях незнакомого мужчины, в кольце его рук дарящих тепло, обнаженная и совершенно ничего не понимающая. Ровный стук его сердца успокаивал и дарил какое-то подобие покоя, и незаметно для себя, я заснула.

Части балдахина за спинкой кровати и по бокам теперь были опущены, позволяя мне видеть только кусок камина и дверь. И судя по абсолютной тишине, царившей в комнате, кроме меня в той никого не. С одной стороны это радовало, но с другой… Я села, кутаясь в одеяло. За ночь волосы успели высохнуть и теперь топорщились ещё страшнее, чем вчера до душа. Не придумав ничего более простого, кое-как заплела их в нелепую косу, но и это не особо помогло.

Воронье гнездо с головы никуда не делось, хоть и приобрело более цивилизованный вид. Ещё раз осмотревшись и не увидев ничего нового, вздохнула, начиная по новой соображать, что вообще произошло вчера. Непонятный богач, явно сумасшедший, подобрал меня на улице, сначала напугав до чёртиков, прижав в тёмной подворотне попыткой изнасиловать, а потом похитил, привозя к себе домой, помыл, обогрел, поделил со мной кровать, хоть и не тронул.

Рука непроизвольно коснулась низа живота, там, где вечером покоилась его ладонь. По телу пробежала новая волна жара, заставляя меня покраснеть и быстро отдёрнуть руку. Плюс к моему стыду, дверь тихо щелкнула, заставляя меня укутаться в одеяло чуть ли не по самый нос.

Время для знакомства с незнакомцем (fb2)

Я хотела сделать вид, что ещё сплю, но он уже увидел обратное. Я снова покраснела, и почему-то вернулся вчерашний страх, что он сейчас прекратит мило улыбаться и хорошенько развлечёт себя, поимев. И снова щелчок и он один на один со мной, не считая тележки, с которой так вкусно пахнет. Не знаю, что ты любишь на завтрак, так что притащил всё, что успели приготовить.

А то, что он действительно притащил всё, усомнился бы только слепой и сытый. Чай, кофе, несколько стаканов с разным соком, молоко, даже бокал вина и это только напитки, из съедобного и так необходимого моему перенервничавшему организму на подносе имелось: Никогда не жаловалась на зрение и аппетит, хоть и никогда не мучила себя никакими диетами, просто я мало и редко ем.

То некогда, то просто нет желания. Но сейчас, видя это разнообразия едущее ко мне и под требование ноющего желудка, облизывалась буквально на всё, находившееся на тележке. А он только улыбался и с каждым шагом замедлял движение. Я бы сейчас отдала ему всё, только чтобы поесть. Мужчина снова рассмеялся, видимо, видя в моём взгляде все, что я о нём думаю, и наконец, добрался до кровати, перенеся и расставя все четыре подноса на которых помещалась еда, на одеяло вокруг.

На тележке остались только напитки, но они меня волновали в последнюю очередь. Я без зазрения совести, буквально набросилась на кусок мяса, заедая его бутербродом с колбасой. И так увлеклась поглощением завтрака, что забыла даже про своего похитителя, а вот он про меня, не забыл.

Я чуть не подавилась, когда его губы коснулись шеи, а руки мягко обхватили обнаженные плечи, начав массировать. В пору успокоительное пить, а лучше сразу яду. Брррррр и всё равно он прав — холодно. Я немного расслабилась и принялась дожёвывать бутерброд, а его губы исследовать мою шею и плечи. И как после этого есть?

Книга «Время для знакомства с незнакомцем» — Марина Ночина скачать FB2

Вот и мне резко расхотелось, да и желудок сообщил, что он наелся. Так и не доеденный хлеб с дорогой колбасой вернулись на поднос, а я повернула голову, желая посмотреть на моего мучителя. Но и этого мне сделать не дали. Стоило чуть обернуться, как его губы накрыли мои, утягивая в поцелуй, который был немедленно мою прекращен.

А моя попытка к бегству закончилась перевернутым подносом и его насмешливым хохотом. Веселится сволочь, а мне как-то совсем не до смеха.

Время для знакомства с незнакомцем (СИ)

А я как раз пыталась вернуть на место одеяло, сползшее по самый живот при моём неудачном побеге. Мужчина оценивающе посмотрел на меня, хотя больше всего этот взгляд напоминал взгляд хищника, глазами разделывающего свою жертву на порционные обеденные кусочки. Да и судя по их форме и фигуристым выпуклостям, ногам от ушей и высоким каблукам, абсолютно не свойственным прислуге, они привыкшие не только к видам, но и к активным действиям.

Я же говорила, что у него есть пульт дистанционного управления. Теперь я точно знаю, что. Добраться бы до него и сбежать… Девушки забрали подносы, утрамбовав их на тележку, и уже собирались уходить, но мужчина окликнул их, опять говоря по-французски, после чего прислуга быстро удалилась, а я так хотела сока.

Пришлось сглотнуть ставшим комком в горле бутерброд, и в который раз поёжится под взглядом мужчины. А что я могла сказать, если это правда, только с уклоном скорее не на стыд, а на страх.

Я его боялась, это я знала. Чтобы он там не говорил, что не покусает, в моём диапазоне это рассматривалось по-другому. Потому что врать ему, мне показалось чревато. Он точно поймёт, что я соврала, у него это в глазах написано и ещё неизвестно что будет, если ему не понравится моя ложь.

Я единственный, кого тебе не стоит бояться, договорились? Но, кажется, он мне поверил, по крайней мере, его пальцы продолжали перебирать мои локоны, которые он методично расплетал из косы. Нет, он не стал бить, ругаться, выдирать мне волосы, насиловать, он просто ушёл. С чем себя можно было и поздравить, впервые за утро смогла вздохнуть спокойно, не беспокоясь, что он в любой момент может наброситься. А ведь мог, но не набросился. Абсолютно не понимаю поступки этого мужчины. От нечего делать, перегруженной нервной системы и обильного завтрака меня потянуло обратно в сон, чем впоследствии и воспользовался мой "добродушный" похититель.

Разбудило меня лёгкое прикосновение чего-то холодного, как показала практика и открытые глаза — кубика льда, которым он осторожно водил по моим пересохшим губам, а я неосознанно собирала крупицы влаги, облизывая губы в след движению льдинки. Пить хотелось неимоверно, пол жизни за глоток воды, а лёд на губах только усиливал жажду.

Но ему, лежащему в ладони от меня и надменно улыбающемуся, я в жизни не скажу то, за что сейчас готова простить и насилие над. Не знаю почему, но пить хотелось так, словно не пила неделю или, наоборот, пила, употребляя исключительно алкоголь. Но не успела я потянуться к тому, как бокал от моих губ переместился к его, одним глотком лишая меня практически жизни. Я жадно облизнулась, бросая в похитителя убийственный взгляд.

Мужчина в очередной раз усмехнулся, вытягивая из-за спины открытую бутылку вина, не дешевого вина. Я подскочила с кровати тянясь к алкоголю, совершенно забыв, что полностью обгажена, да и не волновало это.

Вот тут я поняла, что попала, мало ли что ему в голову взбредёт. И почему только я воспринимаю это как игру? Больна на всю голову и мне плевать. Обречённо киваю и готовлюсь к худшему, а эта последняя сволочь просто выпивает бокал и, улыбаясь, смотрит на. Хоть и было в этом бокале не больше четверти, но меня добило и.

Собираюсь возмутиться… Его губы накрыли. Во рту сразу почувствовался терпко — сладкий привкус, очень аккуратно, целуя меня, утоляющий мою жажду.

знакомство с незнакомцем книга

Разум запротестовал, а вот тело начало плавится лишь от одного поцелуя. Я всё ещё жутко хотела пить… и продолжать целовать. Видя моё слегка пришибленное состояние, мужчина довольно усмехнулся и на секунду свесился с кровати, чтобы, вернувшись, осчастливить меня апельсиновым соком.

Целым двухлитровым графином, к которому я жадно припала и пила пока не поняла, что ещё капля, и я лопну. Но он только уложил мою голову себе на плечо и приобнил. Кто заставил гулять по ночам в тёмных переулках, где так много плохих дядь?

По осторожным поглаживанием моего плечами самыми кончиками его пальцем, я решила, что он о чём-то задумался и просто лежала в объятьях, даже не шевелясь, прислушиваясь к каждому вздоху. А заодно воспользовалась моментом, чтобы задать ещё один интересующий меня вопрос — зачем он притащил меня сюда? Но вместо этого спросила почему-то: Я скривилась, понимая, какая беспринципная скотина обнимает меня и попыталась высвободиться из его рук, не желая находиться с ним не то, что в одной постели, на одной планете и то бы мне всё равно было бы омерзительно знать, что где-то в мире живёт такая падаль.

Он не стал мешать, отпустил и пересел в ноги кровати, но и там не оставил в покое, перехватив мои ступни и осторожно начав их массировать. Как таких только земля держит!? Скучно ему, понимаете ли! И ведь главное что с такими деньжищами ему ничего не будет, даже если он убьёт. Даст кому надо и всё, он невинен как младенец. Видимо мои мысли отразились на лице — глаза мужчины потемнели от злости, но он ничего не сказал, лишь продолжая бережно перебирать пальцы на моих ступнях.

И тут я, наконец, вспомнила, что хотела спросить с самого начало. Притащил сюда, заботишься, холишь и лелеешь? У меня появилось страшное желание влепить ему пощёчину. Да что угодно, но жалости к себе я не потерплю, особенно от. Я даже сперва растерялся, а со мной давно такого не. Как-нибудь обойдусь и без твоего сострадания. Иди, жалей сирых и убогих, а я сама справлюсь. Но почему бы и нет? Пусть поймёт, какие все мужики подонки.

И я рассказала, во всех подробностях. Он внимательно слушал откровение последних шести месяцев моей жизни, не перебивая и не шевелясь. Временами, когда его руки прекращали поглаживать ступни, казалось, что мой скучающий маньяк — похититель превращается в статую.

Но проходило пара минут и он отмирал, снова внимательно слушая. Рассказ закончился и в комнате повисла гнетущая тишина. Если он обдумывал услышанное, то мне просто не хотелось больше разговаривать. Но он первым нарушил долгие минуты почти осязаемой тишины. Я несколько секунд раздумывала, говорить ему или нет или сказать чужое имя, а ведь он опять поймет, что я соврала.

Мужчина изучающе смотрел на меня, комната снова погрузилась в молчание. Ему не понравилось моё имя? А у меня в голове всё ещё крутились его слова про развлечения, так что я только брезгливо поморщилась и отвернулась, от снова изучающих меня глаз. А раньше не понял, блин. Сверху на одеяло легли, приобняв через толстый источник тепла поперек живота. Я дернулась и тут же замерла. В следующий момент с меня сорвали одеяло, и я оказалась прижатой его телом к матрасу.

А я снова свернулась калачиком тоня в его теле. Хочешь, отвезу тебя домой прямо сейчас? Вернуться туда, где мне сломали всю жизнь?! Никогда больше туда не вернусь! Оставайся у меня сколько захочешь, я буду только рад. Несколько минут его успокоительного ласкового шепота прошли в пустую, только сильнее напугав.

Я больше никогда не поверю мужчине, особенно, такому как. Мне достаточно одного предательство, которое настолько сломило. И как же я оказалась права, когда не позволила себе ему поверить. Александр, нет, мой похититель собрал в хвост мои волосы, оголяя шею, по которой тут же прошлись его губы, а рука до того мирно лежащая на моём животе, начала движение, выводя на коже сводящие с ума узоры. У меня поджались пальцы на ногах от этой почти невинной ласки, если бы не его широкая горячая ладонь обхватившая грудь… Я поняла, что полностью успокоилась и мыслью вполне здраво, только когда его рука проделала вчерашний маршрут, но в отличие от вчера, пальцы не замерли, а очень медленно и осторожно начали двигаться, и его язык окончательно добил меня, пробежавшись от уха к плечу.

Пришлось закусить губы, чтобы скрыть стон удовольствия, а вот предательскую дрожь во всём теле, скрыть оказалось невозможно.

А я не удержавшись чтобы не посмотреть моему похитителю в глаза, перевернулась на спину, сама не осознавая, что этим лишь упростила задачу его пальцам и уже не смогла скрыть стон, когда они скользнули в меня… Всё что я успела до этого разглядеть в его глазах — бесконечную бездну сексуального желания, кажется, передавшуюся и мне с поцелуем властных губ, втянувших в себя мой давно затвердевший сосок.

А пальцы продолжали так же неспешно, как он вчера ими расстегивал на себе рубашку, двигаться во. Дыхание сбилось, пульс и до того бешено скачущий, просто взорвался под его языком, каждым касанием стирающим мою прошлую жизнь. Пальцы выскользнули из моего тела, размазывая оставшийся на них сок желания по животу и груди. И каждое такое касание его языка, губ, горячих ладоней просто сводила с ума, заставляло желать большего, вырвав у меня пусть только мысленный крик — чего же он медлит?

И в ответ на мои мысли его пальцы, но уже явно в большем количестве, вернулись в меня, заставив в очередной раз вскрикнуть от удовольствия, выгибаясь ему на встречу. Чтобы мой сосок был тут же прикушен, а холодная струйка воздуха, что последовала за укусом, окончательно уничтожили во мне всё разумное.

Я хочу его, хочу больше жизни и не намерена больше скрывать. Пусть он собирался меня изнасиловать, пусть я ему не верю, но Господи, почему он медлит?. А он лишь продолжает мучительно приятную ласку пальцев, властвующих во. Моя рука до того мирно сжимающая одеяло, забралась ему под майку, пробежав ноготками по мышцам пресса, и тут же спустилась ниже, через мягкую ткань спортивных штанов, обхватывая ладошкой его напряжённую плоть.

Звериный рык вырвался из его горла и губы тут же жадно накрыли мои, а пальцы внутри меня, начали двигаться быстрее, приближая сладкий пик наслаждения. И я согласна на любое его условие, каким бы невыгодным оно для меня не.

Буквально в миллиметре от истинного удовольствия, что уже накрывало тело, он вырвал из меня приносящие блаженство пальцы.

Моя ладонь, что так и сжимала его возбужденное естество, лишилось этого удовольствия, а сам мужчина отстранился от меня, вызвав разочарованный стон.

И те несколько секунд проведенных без его ласк, практически остудили меня, снова становясь плодом моего унижения за те полгода, что я раздвигала ноги перед той мразью. Но стоило рукам Алекса вновь коснуться меня… Огонь, адское пламя, даримое его ласками, и я снова потерялась в. Его тело накрыло моё, наконец, заменяя пальцы на то, чего мне так давно хотелось, но и тут меня ждало разочарование. Он вплотную прижался ко мне, едва погружаясь, вызывая умоляющие всхлипы, издеваясь надо. Не знаю, как он ещё держался, но будь я на его месте… Мои ноги обхватили его бедра, хоть так пытаясь заставить ворваться в меня, на что Алекс лишь приглушенно рассмеялся, видя моё нетерпение.

Кажется, мой насильник не ожидал, что я настолько узка там или это он настолько велик? Моя не растягиваемость всегда была моей больной точкой. Но самая адская боль была, когда я лишалась девственности. Но с ним… Никакой боли, только яркая вспышка оргазма, накрывшая меня лишь от первого толчка. Но ни я, ни тем более он, на этом не остановились. Ласки Алекса слились в череду моих непрерывных взрывов, словно я не была с мужчиной несколько лет, хотя теперь назвать того подонка мужчиной… Он никогда не дарил и сотой доли того наслаждения, что дарит мой насильник, заботясь только о своём удовольствии.

Алекс же, кажется, заботится только о моём, стиснув зубы, терпя, чтобы не взорваться самому. Очередной громкий стон, скорее даже крик сорвался с губ, унося тело и разум в сильнейший взрыв сверхновой, заставляя меня биться под ним, ещё сильнее обхватывая его плоть, и тут Алекс не выдержал, добавляя в мои стоны свой сиплый рык удовольствия. Его плоть внутри меня забилась с неистовой силой, ещё увеличиваясь и пульсируя.

Никогда не думала, что можно ощущать такое, но я чувствовала и впитывала в себя каждое его изменение. А нескончаемый поток его горячего семени, пролившийся в меня, новым взрывом перевернул мой мир. Не думала, что можно улететь только от одного осознания того, что мужчина целиком и полностью властвует в.

И мне было абсолютно всё равно, что я могу забеременеть от такого секса. Даже ради одной ночи с. Алекс на подрагивающих руках навис надо мной, не желая отпускать, даже когда я испила все его силы. Не знаю, сколько прошло времени с тех пор как мы начали, часов в комнате не было, но по моему внутреннему хронометру, прошла вечность. Ещё один долгий поцелуй, и он покинул меня, как и я тяжело дыша, лежал рядом, но стоило мне пошевелиться, как я была немедленно притянута к его телу, нежась в кольце сильных и таких горячих рук.

А он перебирал влажные от нашей страсти пряди моих волос. Так хорошо и спокойно мне не было ещё ни с кем. И к моему удивлению не нахожу. Этот факт, да что уж там факт, он получил своё развлечение, впрочем, как и я своё. Он мне ничего не обещал, а я не просила, но… Открываю глаза, по привычке прикрываясь скомканным и немного мокрым, перекрученным в пододеяльнике одеялом. Алекс, голым сидит на краю постели, чуть склонив голову в бок, и улыбается.

В правой руке держит стакан с водой, другая рука была сжата в кулак. Я снова села, вопросительно смотря на него и таблетку. А потом пулей вскакиваю и бегу в ванну, точнее к туалету. Не надо больше столько пить. Довольная жизнью, я вернулась в комнату, чтобы наткнутся на очередную тележку с едой.

Пельмени, записка и бокал вина — что может быть лучше? С тарелкой и запиской я перебралась в кровать, так и не обременяя себя одеждой, которой ко всему просто не. Уже жуя раскрыла листок А4 и снова не смогла сдержать улыбку. Мне захотелось броситься к нему на шею и расцеловать и то, что только вчера я считала его подонком… это было вчера. Я больше не хочу оглядываться на прошлое.

И будь что. Захочет поиграть со мной, а потом выбросит как надоевшую куклу, значит, так тому и.

Время для знакомства с незнакомцем (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

Я больше не сломаюсь и не прогнусь ни перед кем. Вдоволь наевшись, лениво оглядела комнату, прикидывая, чем бы себя занять. Оказалось, что занять себя совершенно нечем, но тут мой взгляд случайно зацепился за коробку лежащую в ногах кровати и ранее мной незамеченную. Да на такой кровати можно и слона потерять, не то, что коробку 30 на 20 отличающуюся от тёмно — зелёного постельного белья, бледно зеленым цветом.

У меня нету слов, чтобы описать мою улыбку, когда я рассматривала его подарок. Черное из легкого шелка вечернее платье, стоящее как моя зарплата за лет так. Я собиралась сразу влезть в эту роскошь, но, вспомнив своё жалкое отражение в зеркале, решила сначала всё же привести себя в порядок, да и такая бурная ночь оставила свои отпечатки на моей внешности. Функция — контрастный душ и моментальная сушка — к моему удивление обнаруженная на сенсорной панели душа, быстро привели меня в норму.

А под струями прохладного воздуха, даже мои длинные волосы высохли за какие-то минуты. Выбравшись из душа, я наконец-то, влезла в платье и сама поразилась изменениям, произошедшим со. Алые припухшие губы так и манили прикоснуться к ним, глаза цвета стального метала, азартно сверкали, тёмно — русые локоны струились по оголенной спине и плечам, а главное — платье. Насыщенно чёрное сидящее на моей фигуре так, словно было сшито специально для меня, а, узнав Алекса за эти двое суток, так оно, скорее всего и.

Прямое, без особых излишек, доходящее мне ровно до низа косточки на щиколотке, но с таким вульгарным разрезом с правой стороны, что любой видящей меня в нём, может честно сказать, что белья на мне. Вся спина была оголена, а само платье держалось при помощи двух лент, крепящихся сзади на шее. Он особо заслуживает описания. Заканчивался он ровно там, где начинался низ моего живота, и только одна широкая лента под самой грудью не давала мне, так сказать, светить голым бюстом.

Наверное, Алекс очень любит вид обнаженного тела, да и я в восторге от подарка. Ещё раз взглянула в зеркало и продолжила не узнавать. Не могла я так измениться за два дня. Ни грамма косметики, хоть я и раньше не особо ей баловалась, но теперь она мне вообще была не нужна. Без неё мне намного. Но если брать общий расклад, та скромная дурочка Саша никак не вязалась с роковой стервой Александрой, смотрящей на меня из зеркала.

Покинув ванну меня, потянуло на подвиги, точнее исследование местности.

знакомство с незнакомцем книга

И тут мимо обострившегося внимания не прошла левая дверь, за которой по моему предположению находился его шкаф. И я не ошиблась, если только в габаритах.

Комната не меньше чем спальня была плотно заставлена стеллажами с вешалками, а свет включался, так же как и в остальном доме, реагируя на движение. Впрочем, заняться мне всё равно было нечем, даже сумки и той не было, чтобы хотя бы потеребить что-то в руках. Так ничего не придумав, я начала украдкой рассматривать своего похитителя, только в тёмном салоне машины, мало чего разглядишь.

Да и стоило мне поднять на него глаза, как мой взгляд заметили. Он улыбнулся, снял перчатки и придвинулся ближе, обхватывая моё запястье теплой ладонью. Мне стало не по себе от этой ласки, заставляя сильнее вжиматься в дверь машины, а он лишь снова усмехнулся, что-то, опять же на французском сказал водителю, и мы прибавили газу.

Поездка оказалась довольно долгой и нудной, и даже его ласки уже не пугали, я просто бездумно пялилась в окно. А его рука давно переместилась с запястья на шею, расстегнув воротник моего пальто, и его большой палец теперь непрерывно вырисовывал знак бесконечности на бешено стучащем пульсе.

Но это было только в первые секунды, а сейчас мне действительно бы всё равно. Я даже, заснула под этим поглаживанием и проснулась только тогда, когда в глаза ударил яркий свет, подскочив на сидении так резко, что ударилась о крышу машины.

А в этот момент за нами уже закрылись высокие кованые ворота, врезанные в наверно трёхметровый каменный забор, перекрывая мне даже надежду на спасение. Что он со мной сделает? Трахнет пару раз, а потом выбросит где подобрал или в ближайшей канаве с перерезанным горлом? Но для последнего варианта он слишком богат и пока что манерен. Богатенькому избалованному мальчику надоело его светское общество, и он решил немного развлечься.

Лучше так, чем раздвигать ноги перед тем подонком, которого я называла любимым. Рука сама сжалась в кулак, желая влепить своему парню… поправка — бывшему парню, ещё одну пощёчину. Этот внутренний порыв не укрылся от взгляда моего похитителя, его рука от шеи вернулась к ладони и снова ненавязчивая ласка. Недолгая поездка по полутемному парку и снова свет, но уже приглушенный, я бы сказала — таинственный, излучаемый окнами его дома. Только первый этаж и то несколько комнат вокруг двухметровой деревянной двери.

И фонарь — маячок нависающий слева от входа. Но и этого хватало, чтобы нагнать на меня новую волну какого-то мистического страха. Первыми вышел водитель и второй, предположительно его телохранитель.

Дверь автомобиля он открыл сам, тяня меня за собой на холодный осенний ночной воздух. Но теперь его рука, только что, так нежно поглаживающая моё запястье превратилась в стальную хватку оков, плотно сжавшую руку. Вот только, я не собиралась сопротивляться.

Мой похититель перекинулся парой фраз с водителем, и тот сел в машину, куда-то уехав, а меня как на поводке потащил в дом. Траурную процессию замыкал его телохранитель. Его плечи, закутанные в пальто зло дернулись, но он промолчал. Входная дверь, как и в машине, открылась сама, точнее не сама, только когда я заходила в дом, увидела средних лет мужчину в смокинге.

Явно дворецкий, причём не в первом поколении. Похититель что-то сказал ему, опять же по-французски, дворецкий коротко кивнул и, дождавшись, когда амбал телохранитель войдет в дом, закрыл дверь.